Главная » Статьи » Хэнд-мэйд. » Скульпторы.

Матвеев Александр Терентьевич, Изваяния сна. Текст : Ия Яковлева.

 «Творческое наследие А. Т. Матвеева — образец высокого мастерства, вдохновенного служения советскому народу и его искусству»

Александр Терентьевич Матвеев, скульптор и искусствовед, родился 25 августа 1878 года в Саратове, в купеческой семье, или в крестьянской, тут разные источники сообщают разное.
Главное, что, в дальнейшей жизни своей он не помышлял служить советскому народу, вдохновение скульптора служило искусству вообще, и было очевидно интимным, камерным, импрессионистским.
Учился Александр Терентьевич в лучших учебных заведениях Саратова того времени: в Боголюбовском рисовальном училище в 1896-1899 годах, у В.В. Коновалова и Сальвинии-Баракки, и  в студии при саратовском Обществе изящных искусств.
В последние годы учёбы в Боголюбовском Александр Матвеев получал первый педагогический опыт — вел занятия по лепке в Училище для слепых детей (на средства купчихи Чирихины существовало училище). В нем. Пл данным Русфонда, «маленьким детям развивали осязание, обоняние, моторику.

Они учились различать на ощупь и по запаху хлопок, шелк, мех, войлок, воск, перец, гвоздику, корицу, лавровый лист, горчичное зерно, мед. На уроках рукоделия переплетали книги, плели ковры «из кромок» (узких полосок ткани), рыболовные сети и сиденья из камыша для венских стульев, изготавливали одежные и обувные щетки. Воспитанники занимались пением, гимнастикой, рисованием и лепкой. « 


 Ал. Терентьевич, с 1899 года продолжил образование в Москве, поступил вольнослушателем в Училище живописи, ваяния и зодчества в Москве, учился у С.М. Волнухина и П.П. Трубецкого. Причем именно самоучку Паоло Трубецкого, а не профессионала Волнухина, считал своим наставником в профессии. Заметим, что П.Трубецкий не получил никакого системного образования, после выставки своих работ в США, приехал в Россию, и имел немалый успех и поддержку, даже получил важный заказ на создание конного памятника императору Александру III, немало поглумившись в этой работе над императорской особой.
 Учеба А.Т. Матвеева была вполне успешной, раз в 1900-1901 годах он получил малую серебряную медаль за скульптурные этюды, однако в конце 1902 года Матвеев выбыл из Училища, так и  не получив звания художника.
Теперь, с 1901 по1905 годы, Матвеев стал работать мастером-лепщиком в керамической мастерской «Абрамцево» С.И. Мамонтова. Лепил из майолики, также им были выполнены портретные бюсты и фигуры - Н.Н. Львова, П.П. Трубецкого, С.И. Мамонтова, Ф.И. Шаляпина, Е.Г. Мамонтовой и других. В 1906 году, получив от В.Д. Поленова стипендию имени Е.Д. Поленовой, уехал в Париж, «для усовершенствования мастерства». Здесь он усовершенствовал его, в основном, посещая студию уже известного и почитаемого им П. Трубецкого.
Вернувшись в Россию, с 1907 по 1912 год, Матвеев продолжил подвизаться при производствах керамики, и поселился на станции Кикерино под Петербургом, работал в своей мастерской при керамическом заводе П.К. Ваулина, художника-керамиста.
По нашим наблюдениям, творчество Матвеева представляет собой образец последовательного импрессионизма в передаче обнаженного тела, в основном, это тела мальчиков и юношей, в состоянии сна. 
Например, «Сидящий мальчик» (1909), «Спящие мальчики» (1907), «Юноша» (1911), и ряд статуй, предназначенных для паркового ансамбля имения Якова Жуковского «Кучук-Кой» в Крыму, демонстрируют характер творчества скульптора в полной мере. В работах был использован мрамор, инкерманский камень, времени в Крыму проведено было немало, с  1908 по 1911 годы.  К сожалению, время, природа и судьба не пощадили произведений Матвеева: горельеф «Спящие мальчики» обрушился в море вместе с участком грунта, а, в годы Второй мировой войны была разбита беломраморная «Нимфея» и фигуры из инкерманского камня, украшавшие лестничный спуск к морю.

Будучи безусловно актуальным, современным скульптором, участвуя в группе символистов «Голубая роза», он, тем не менее, очень близок античному идеалу в передаче «сюжета», поз, и смысла своим работам, при этом сообщая «размытость», зыбкость, и неконкретность образам детей. Они – обобщены и  анонимны.  Матвеев несомненно близок в технике передачи эмоций нежной грусти, элегичности, некоей  медленности постижения бытия и существования в нем, покоя, неги и в то же время боли, уважаемому им художнику саратовской же школы – Борисову-Мусатову В.Э.
Одним из важных, крупных произведений этого времени является надгробие В.Э. Борисова-Мусатова (1910, гранит), установленное на могиле художника в Тарусе (1912). Это – фигура лежащего, уснувшего смертным сном мальчика. В этой работе – все самое дорогое для Матвеева.
С 1912 года Матвеев состоял членом общества «Мир искусства». Для фасада Морского собора в Кронштадте А. Т. Матвеевым выполнены майоликовые рельефы, — проект и скульптурное убранство искусственного водоёма (фигуры «Пробуждающийся», «Мальчик с фиалом» и горельеф «Спящие мальчики»).


В 1913 году А.Т. Матвеев выезжал в Италию, где продолжил штудии обнаженной натуры.
В 1914 году женился на художнице З.Я. Мостовой, 
а после 1917 года стал заниматься преподаванием, был также включен в комиссию по охране дворцов Луначарским, и работал над бюстом друга своего, Станюковича. Но и, конечно, ему приходится участвовать в плане монументальной пропаганды. Лепит бюст К.Маркса, участвует в выставках художников-мирискусников, и продолжает заниматься керамикой, теперь уже, вслед за старым знакомым Ваулиным, на Ломоносовском фарфорорм заводе, где лепит  женские фигуры.
Используем весьма интересный материал Боголюбовских чтений, впечатления поклонницы творчества саратовского по происхождению скульптора, полученные, что ценно, при личном общении.
«Считает, что "немцев подбирали цари". Под «немцами» подразумеваются немецкие художники и дух немецкого искусства. Из всего XIX века похвалил только "Мальчика в бане" С.И. Иванова: "Удивительно, как он сохранился".
«Еще он счел нужным сказать мне о предпочтительном для него типе натурщиц. "Обратите внимание на мой тип женщин. Они не имеют ничего общего с академическими "засмотренными" Венерами. В деревне (очевидно в Кикерино - Е.М.) мне позировали деревенские девушки. Правда, их трудно было уговорить. Но одна согласилась. Когда я переехал в Петербург, мне позировали приезжие латышки - они тяжеловатые, у них хорошие пропорции, хорошие груди, хороший живот, - все хорошее, как у женщин из народа - хранительниц прелести человеческого рабочего тела. Когда их не было и приходилось пользоваться петербургскими натурщицами, у меня ничего не получалось, я ломал вещи. (Зоя Яковлевна: "Помню, помню"). Они затягивают в пошлость. Это я говорю к тому, что натура небезразличное дело".
И под конец: "Понятие "ню" мне совершенно чуждо. Я никогда не делал никаких "ню". Это пахнет "красотой женского тела". Для меня всегда только было прекрасное создание архитектуры, которое называется человеческим телом. Я всегда его боготворил". 
Вполне программные речи.

В 1927 году Матвеев ваяет группу «Октябрь», эта впечатляющая фигура установлена у концертного зала «Октябрьский» в Санкт-Петербурге. 


В 1931 году А.Т.Матвеев получает звание Заслуженного художника РСФСР, лепит бюст Ленина, заведует кафедрой скульптуры в Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры, и является директором этого института. Работает над автопортретом и образами Пушкина, и, наконец, в 1940 году вступает в ряды ВКПб
Пишут, что «в 1930-е годы скульптурный факультет Академии художеств был разделен на две мастерские. Одну возглавлял А.Т. Матвеев, другую Манизер. 

Причем мастерская Манизера была менее популярна среди студентов, которые сами могли выбирать после второго курса, к кому идти учиться. Манизер готовил, прежде всего, к работе над памятниками, над монументальной скульптурой. Его манера преподавания была достаточно жесткой, он учил до мелочей точно воспроизводить натуру. Педагогическая система Матвеева была принципиально иной. Она основывалась на сознательном отношении к натуре, на ее осмыслении и творческом претворении» Иначе говоря, это был свободный, либеральный подход к натуре.
С началом войны – эвакуация в Москву, потом – в Самарканд.
В 1944 году Матвеев не вернулся в Ленинград, а остался в Москве, совмещая преподавание в лениградском и московском институтах.
В 1948 году он подвергся жесткой критике со стороны членов «соцкультпропа», как не соответствующий в своих педагогических методах «воспитанию художников общества, строящего социализм»; общепринято считать сейчас, что эта кампания была развязана, в частности Вучетичем и Азгуром, в борьбе за госзаказы. Кампания оказалась успешной, и Матвеев был отстранен от преподавательской деятельности. В дальнейшем, вплоть до 1960 года, он лепил то Пушкина, то Ленина. И остался влиятельной фигурой в среде художников.
У него остались преданные ученики. В начале 1960-х годов ученики А. Т. Матвеева выполнили мраморные копии фигур ансамбля в Кучук-Кое — «Задумчивость», «Спящие мальчики», «Нимфея» и «Юноша». Изваяния были восстановлены скульпторами А. М. Игнатьевым, В. Г. Стамовым и А. П. Тимченко, и заняли места утраченных оригиналов в 1967 году.

Категория: Скульпторы. | Добавил: une (05.02.2017)
Просмотров: 177 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0