Главная » Статьи » ТВОРЧЕСКАЯ ЖИЛА. (Сочинения по теме). » Творческая жила.

Аткарск. Текст : Ия Яковлева.
Алексей.
 
В маленьких городках, как правило, есть для проезжающих кой-какие удобства: одна гостиничка, одно кафе или ресторан, а для пущей увлекательности- не менее одного музея.
Прибавим один-два заводика, один-два храма, и пару кладбищ. Такая простая схема устройства и позволяет считать маленький городок тихим местом, болотом и тьмутараканью одновременно. А уж умиляться ли близостью к природе местных обитателей, или, напротив, ужаснуться скуке их повседневного бытия— вопрос характера, а то и настроения путешествующего.
Вот Алексей, например, учитель музыкальной школы при саратовском Доме офицеров по классу баяна (а кто пожелает, а главное, потянет, и аккордеона), имел одну добродетельную привычку и твердый характер: регулярно навещал в Аткарске тетю и племянницу, наезжая из Саратова не меньше двух раз в год.
Вот и сейчас, выходя из поезда ранним зимним утром года дракона, он потянул сизым носом диковатый аткарский воздух, и зевнул, - сказывался страх за грядущее. Время святок, гаданий, свершений, скуки дней, ночей и разговоров. Аккордеон изрядно тяжелил спину Алексея, не любившего нагрузок.
Он-то как раз не клал охулки, да и вообще ничего не клал во тьму и неизвестность, а весьма заботился о своем здоровье: пояс из собачьей шерсти на талии- против ревматических болей, теплые носки (ни грамма синтетики, сплошь шерсть, которая теперь болезненно колет накануне ухоженные малолетней педикюршей пятки)- от простуды-ангины, и коробку зеленого чая в кармане- ну это просто детокс и повод унизить окружающих, что вульгарно пьют черный чай с сахаром и лимоном.
Тетя у Алексея - преотличная баба, щи, вареники, румянец, все дела, в общем. А вот племянница, Валерия,  противная. Мечтает о славе певицы, тренируется: поет противнейшим голосом глупые песни, у самой на ресницах уже пролежни от туши, а Алексей — аккомпанируй.
Баян в Аткарск он не взял намеренно, этот инструмент достоин большего уважения, хоть и гармошка, но Бах неплохо на нем выходит, основательно так, квадратиш-практиш-гут.
Аккордеон же, как известно, душок французский имеет, не так стыдно
Валерии подыгрывать чепуху всякую..
Алексей не то чтоб толерантен безгранично, к своим родственникам, или еще кому-либо, но, как и каждый из нас в этом мире, имеет немалую надежду, а также собственный бизнес-план, о чем немного позже и по существу.
Если выгорит..сложится..сладится..
Сразу после Нового Года, в Аткарске ждут мегазвезду местную, Аллочку, вместе с Иосифом ее Прекрасным, Пригожим, верней, и- что скрывать - мешка подарков от четы взыскуют.
Ресторан, гостиница — уже отлично, но, если уж в Саратове Табаков актеров собирает, так почему бы и Алле не открыть в Аткарске свой свечной
заводик, фабрику мыловаренную, чтоб было о чем мечтать подросткам и их родителям у голубых экранов.
Пусть в Саратове и дальше учат — «быть иль не быть», -
всецело их вопрос, а вот в Аткарске бы хотели выпускать раз в год по певице, как в той же Венесуэле- по королеве красоты.
Племянница Алексея, тщеславная дурочка, метит в избранницы этого года. Будет исполнять, тряся задницей, какое-нибудь паскудство, а Алексей, трясясь не меньше ее жопы, от злости, сдержанности и не меньшего тщеславия — аккомпанировать.
Может и выйдет каменный цветок. И вы даже не представляете, до чего он будет каменным!
 
Тетя
Фаину Павлюкову в Аткарске уважали за простоту и кулинарные таланты. Аккуратная, простая, буфетчица-барменша привокзального ресторана, слыла немножко колдуньей, безо всяких на то оснований.
Да, тетя Фаина была не без странностей: ее домашняя кухня имела непременный французский акцент, даже борщ не обходился без грибов и сыра; она начинала утро каждого сурового аткарского дня с рюмки коньяка, московского завода, ведь это дешевле, чем армянский или французский, а клопами не пахнет; на работе носила нечто между формой советской школьницы и французской горничной: белый воротничок, черное платье или
платье цвета темного шоколада, передник-фартучек само собой, хотя у барной стойки никто не просит одеваться как на работу в офис или учреждение.
На праздники надевалась блузка цвета кофе со сливками.
Фаина, несмотря на простоту, не материлась, и даже упав как-то в грязную траншею на дороге, и отсидев там часик с небольшим, выбралась молча и своими силами. Однако все это, как мы понимаем, не дает оснований ни на справку об отклонениях медицинского характера, ни на попутный билет до горы Брокен. Кстати, о медицине: Фаина отлично делала уколы, соседям, когда попросят и совершенно бесплатно.
Вот дочка у тети была нормальная девушка, и добавить тут нечего.
Все знают, о чем речь.
Алексей этим ранним морозным утром твердо рассчитывал, что тетя Фаина встретит его кофе и сырниками и не ошибся. Хоть что есть в этом мире, на что можно полагаться, так думал он. Павлюковы жили в частном секторе: печка, баня, сад и огород.
Но турку для варки кофе было куда поставить, так как имелась газовая плита. Еще с Павлюковыми жили черный петух Гордей и черная кошка Стася.
Но ни к чему о них упоминать, вообще-то, обычные домашние животные - иждивенцы и тунеядцы.
Валерия на этот раз смогла умилить Алексея. Он наблюдал, как она волнуется, конкурсантка-практикантка: увешала стул лифчиками, выбирает, сердце будущей певицы стучит, да так громко, будто в барабанчик, обитый шерстяной тканью, кто-то бьет .Что будет завтра — неведомо..
Ведомо только, что оно наступит.
 
Конкурс
Немыслимый день поначалу сотворялся буднично и правильно.
Небо окрасилось оттенком серого, тем, что принято считать «стальным», а между двух клинков стального цвета видны были просветы редкой нежной и ослепительной голубизны.
Алла приехала, и не обманула при приезде ни единого ожидания. Сама явилась, и мешок денег привезла.
Мешок также не подводил, приятный в обращении, да и сам
по себе, сверкал улыбкой, зубами, щедростью и туфлями, радикально черными, носки туфель — совершенно белые, что полная экзотика для аткарских мужиков.
Они, по большей части, не танцуют.
Алла — как владелица ресторана «Золотая рыбка», известнейшая певица, принцесса сердец, и не только аткарских, председательница
жюри конкурса Золотая рыбка с немалым призовым фондом, была нарядна с самого утра, красива и свежа - в шелковом платье того же изумительного серого цвета, что небо над Аткарском, глаза цвета просвета в небесах,.
Ооо, волшебный день... Размеры премии вполне допускают осуществление почти любой мечты, включая мечту Алексея.
Вперед-вперед, веселый хоровод, готовый облобызать белые кончики аргентинских туфель симпатичного мешка со средствами. Да даже просто
облобызать, и то приятно, правда, просто от чувств, а вовсе не за деньги. От чувств любви, поверите ль, и уважения. И не намекайте на пропущенный стаканчик.
Тетя Фаина готова к празднику: кремовая блузка, сладкие духи, бутылки полу-сладкого шампанского посчитаны и в холодильнике, в руке — шприц, большой кондитерский.
Торт на заказ сочинила местная мастерица, сливки с клубникой добавит тетя Фаина, сама. В шприце тетином — жидкость отчетливо кофейного цвета,
для пущего вкуса очевидно.
Она не против победы Валерии на этом конкурсе, и даже желает этого: пусть девочка, наконец, в Москву поезжает, найдет выход своей энергии, пустой, хлопотной, и, что скрывать, надоедливой, а Алексей пусть свою мечту осуществляет...
У тети Фаины тоже есть мечта, но она — про Аткарск.
Уколов торт вкусной инъекцией сливок с нюансами (добавка густо-кофейной жидкости), тетя выпьет чаю в ожидании чуда.
Конкурс песни и танца — мероприятие довольно развеселое для наблюдателей, но утомляющее. Тут и натужно-пошловатый юморок конферансье, и раскрашенные девочки-подростки скачут по кругу, в платьях-занавесках, потные и жалкие, ну будто пони, ей-богу.
Хор села Старая Лопуховка, ансамбль из Новой Сосновки — все
это тухло, консервативно, знакомо до той самой, скучной боли.
Валерия на фоне остальных участников марлезонского балета смотрелась: задорно пропищала слова глупой песенки, ловко вертелась на каблуках под звуки Алексеева аккордеона.
Кроме того, эффектно получилась вставка - с французским куплетом. Алексей ей подсказал идею накануне, заставил выучить несколько слов на французском, и добавил свою импровизацию, отжаренную не без темперамента.
Оставалось всего ничего - мнение жюри узнать.
Жюри вздохнуло, выползло из пышных кресел и удалилось на чай.
Тончайший кусок торта, увенчанный сливками цвета блузки тети Фаины,
подали Алле, улыбаясь, два мальчика-зайчика..
К стуку барабанчика, обитого шерстью, Валерии прибавилось Алексеева судорога в кишках..
Не зря. Ура, увы, и еще раз ура — мечты сбылись, мешок упал к ногам родственного дуэта. Настал

Финал
Оставим в стороне трепетную дрожь людей, что получили доступ к заветному. И обнаружим великие замыслы. Валерия поедет в Москву, будет учиться на роялях, станет певицей, танцоршей, может кем-нибудь еще, а Алексей построит на Французской поляне в Аткарске первый в Поволжье крематорий, и не будет равных этому крематорию в суетном и гордом миру ритуальных услуг. Он давно запланировал, вымечтал этот уютный, комфортный, и что скрывать, крутой микро-город мертвых.
Кого не потрясет невероятный аткарский проект, того уже ничем не пронять, не для прожженых циников, но для мечтателей он будет. Задач у Алексея теперь немало - как удержаться и не разбазарить средства, увлекшись, например, розовым мрамором на отделку стены плача, или покупкой модного художника для оформления урн, гробов, погребальной одежды. Главное, считал Алексей, и первое — это самое современное оборудование: две мощные печи, зимний сад, волшебная музыка, и пусть будут непременные архитектурные излишества. О, этот крематорий должен стать настоящим чудом.
Алла слегка смутилась, услышав, что служит целью премированного ею музыканта. Но, романтичная и добрая— сказала: отличная идея - и кстати, на днях умер мой Тузик, от старости, конечно. Любимый терьерчик, он протянул свои мохнатые лапки, после чего карамельно-розовый костюмчик Тузика обильно полит был слезами тузиковой хозяйки, стеклянный гробик , с таким трудом полученный от капризных стеклодувов Гончарной слободы, мастеров своего дела, но алкашей и путаников, стоит теперь в гардеробной. Пожалуй, пусть этот стеклянный гробик с телом любимой собачки Аллы станет первым захоронением будущего легендарного аткарского креметория. Счастливый Алексей пообещал Алле первое место, и обильно полил слезами...
Тетя Фаина нежно улыбалась. Ваш триумф — он и мой, драгоценные детки.

Категория: Творческая жила. | Добавил: une (17.01.2012)
Просмотров: 1005 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 0