Главная » Статьи » ТВОРЧЕСКАЯ ЖИЛА. (Сочинения по теме). » Творческая жила.

Балаково , часть 3 :город мужского рода.Как доказательства теоремы марта:сам месяц март-музеи-Мальцев-Мамин и ..Чапаев.Текст:Ия Яковлева.
Сурово-нежным мартом (месяц выдался не для прогулок) было решено (Полиной, разумеется) понять, придумать, разгадать, кто гений места под названием Балаково: быть может Мальцев, Мамин или все ж сам комдив Чапаев?
Возникла на этот счет у нее теорема, коей осталось найти и установить доказательства.
Итак, вот аксиома при том состоянии, что условно-музейных мест насчитывается в Балаково 5-6 навскидку:
причем, техническое  преобладает над художественным, и даже побеждает. Кто представляет в исторической перспективе этот город?
Суровые (и нежные порой, как месяц март) купцы-старообрядцы, или упорные и четкие в намерении гении-изобретатели, или пламенные революционеры. Уверенно подсказывает череда событий, зданий, биографий:  что Балаково — место с мужским характером, лицом, фигурой, смыслом. И доказательства:
Вот, например,
Паисий Мальцев, и брат его, Анисим. От более светского, образованного и, очевидно, познавшего joie de vivre, Паисия городу досталась усадьба. Красивый дом, бесспорно. Сам Ф.О. Шехтель руку приложил к реконструкции этой усадьбы в 1910 - 1914 годах.
А в недавнее время к дому прикладывались мастера современности: росписью залов занимался балаковский художник Сергей Ежков.
Художник этот, кстати — строен, худ, усат, лицом почти Чапаев, преподавал в детской художественной школе, а затем работал художником - оформителем на предприятиях города Балаково: в бюро эстетики машиностроительного завода им. Дзержинского, завода землеройных машин.
В общем, выбор мастера — точный: в одном лице Ежкова слились техника, искусство и Чапаев.
Ежков и в армии служил,  а живописи научился у доброй женщины не вовсе честных правил,увы, Любови Розановой, известной преподавательницы живописи в Балаково, и женщиной, как принято выражаться, сложной судьбы. Приехала она из Саратова юной девой, рисовала пейзажи, преподавала, делала добрые дела, и вдруг  ее убил сожитель в возрасте 47 лет, и похоронили балковскую художницу за счет друзей и города, потому что  в момент, когда ее прикончил любовник,  единственный сын Любови Розановой находился в армии.
Жизнь и судьба..и лучше возвратиться к вечному - дому Мальцева.
Помимо росписи залов, работали над потолками,  потолочную лепку, с риском для жизни, восстанавливала бригада под руководством реставратора В.И. Комлевой. Риск оказался оправданным.
Лепку на потолок класть — не с сожителем отношения строить.
Паркет выложил В.И. Бойко, который, пишут про него с явной гордостью, работал в резиденциях таких важных людей, как Ю. Лужков, А. Лукашенко, и Э. Шеварднадзе.
В работе использовал граб, бук, берёзу и дуб с фрагментами из красного дерева.
Рисунок придумывал сам. В зале приёмов центром композиции является павлиний хвост, который мастер увидел во сне.
Все ж понадеемся, и мы, и наша милая Полина, что клал паркет художник в состоянии полной бодрости и самоконтроля.
10 хрустальных люстр выполнены на предприятии «Саратовстройстекло».
В 2000 г. была приобретена эксклюзивная итальянская мебель в стиле «барокко».
В общем, красиво и богато в усадьбе Паисия Мальцева и по сегодняшний день.
В былые ж времена в знаменитой балаковской усадьбе жил управляющий П.М. Мальцева, тогда как сам хозяин приезжал лишь два-три раза.
И здесь любопытно заметить, что Паисий Мальцев прославился в легендах постоянными попытками жениться на богатых и красивых иностранках.
Вот, например:
одно предание гласит, что особняк  этот строился для возлюбленной Паисия Мальцева – француженки из знатной богатой семьи, которая в ответ на предложение Паисия Михайловича переехать жить в Балаково, поставила условие: построить для неё дом не хуже того, что был у её отца.
Настоящий дворец возвёл влюбленный Паисий у себя на родине, а коварная француженка все ж отказала, и прожил тогда бедный Мальцев, в муках безответной любви, во Франции лет двадцать, даже и не добравшись до родины ни разу.
Видимо, француженку он понимал душой всецело, и также как она, переезжать не собирался, предпочитая страдать на чужбине.
Другая легенда рассказывает так: обновление дома Паисий Мальцев приурочил к проезду по Волге на яхте красивой и богатой итальянки, на которой опять же хотел жениться.
Для приема итальянки была выложена брусчаткой дамба от пристани до дома. Но надежды и тут на брак не оправдались.
Итальянка провела  в Балаково три часа, и была такова.
Паисий Мальцев выехал на родину в 1920 году, в опасное время, и случилось то, что вполне могло бы и не случаться.
Кто-то из балаковцев встретил своего барина в Саратове, узнал его и доложил куда следует. 
«Мироеда»   арестовали, и попытались заставили работать на унизительных работах: чистить отхожие места.
Гордый Мальцев отказался выполнить приказ, за что и был расстрелян.
Остатки знаменитой библиотеки Мальцева (как настоящий старообрядец, и друг Гиляровского, цену он книгам знал и собирал всю жизнь) спас представитель старой балаковской интеллигенции, директор кинофикации всего Нижнего Поволжья Алексей Иванович Чесноков.
Узнав, что книгами Паисия Михайловича топятся камины и буржуйки, он дал телеграмму в Саратов в партийный центр.
Однако никаких мер предпринято не последовало.
Тогда он дал повторную телеграмму из Вольска.
На этот раз в ответ, из работников центральной библиотеки г. Саратова, была организована комиссия, которая перевезла остатки библиотеки и коллекции
рукописных и старопечатных книг в областной центр.
Позже ценнейшие книги и рукописи были переданы научной библиотеке
Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского.
На их основе был создан отдел редкой книги.
А ещё позже более двух тысяч экземпляров книг и рукописей переданы в Центральный государственный архив древних актов и в Центральный
государственный архив литературы и искусства в Москве.
Мальцевы -покровители и, в какой-то мере, представители, искусства, литературы и архитектуры в Балаково.
Благодаря им в городе появился интересный храм (Живоначальной Троицы, арх. Шехтель), красивый особняк и сохранилась слава о библиотеке.
Помимо Мальцевых, еще одна семья коммерсантов, вложившихся в науку, технику и образование, - весьма значительна для города.
Это - семья мецената Василия Георгиевича Кобзаря и его сына Ивана – переселенцев из украинской слободы Покровской, куда их предки попали, вероятно, еще при Степане Бокуре – личном охраннике гетмана Мазепы.
Кобзари широко использовали заимочную и хуторскую систему землепользования, а также скупку оптом зерна у крестьян, которые состояли в общинах и не имели своих усадеб.
За пределами села Балаково у В.Г. Кобзаря был хороший образцовый хутор из кирпичных построек с рыбным прудом.
Позже на базе этого хутора возник Соляновский совхоз, но за годы Советской власти постройки были «раскурочены».
Иван Кобзарь слыл богомольным и щедрым кредитором.
В управляющие к себе взял своего же приказчика, обруселого татарина В.Г. Мамина.
Да и сыновьям Мамина, молодым новаторам, помог встать на ноги.
И.В. Кобзарь предложил В. Мамину, зная и необыкновенных способностях его сыновей, деньги на строительство нефтемоторной мастерской и даже отказался потом принять возвращение долга (нефтемоторная мастерская разрослась до завода братьев Маминых).
В 1910-1911 учебном году И.В. Кобзарь, проявляя беспокойство о развитии города, содействовал созданию первого в его истории учебного заведения - коммерческого училища, разместив его временно в своем собственном доме на ул. Новоузенской (ныне ул. Ленина).
Был создан попечительский совет, его почетным попечителем избран Иван Васильевич Кобзарь (по документам крестьянин слободы Покровской (Энгельс), а по жизни купец – миллионер).
Собственных средств Кобзаря на строительство специализированного здания не хватало, и поэтому он заключил договор с другими имущими людьми о совместном вкладе. Однако компаньоны подвели его, отказавшись от вклада средств, и Иван Васильевич (великий духом, увлеченный человек) продал свои земли.
250 тысяч рублей золотом затратил И.В. Кобзарь на строительство и оборудование коммерческого училища – добротного и красивого здания из красного кирпича, с калориферным отоплением, паркетом, панелями, отделанными кафельными плитками, узорчатыми металлическими лестничными перилами и удивительными наличниками.
Училище было рассчитано на 120 учащихся. В нем уже в 1913 г. была создана кабинетная система.
Иван Васильевич закупил в странах Западной Европы для кабинетов физики, химии, математики, биологии современное оборудование.
А для рисовального класса - подлинники и копии картин, скульптур и ваз, чтобы могли учащиеся, обучаясь рисованию, живописи и ваянию, подражать
замечательным мастерам.
Закупил Иван Васильевич и музыкальные инструменты.
За обучение в коммерческом училище платили 100 руб. в год (в других учеб. заведениях за год учебы брали 120-150 руб.).
Для сравнения корова в то время стоила 25-30 руб.
А детей из бедных семей принимали бесплатно. И.В. Кобзарь бесплатно обеспечивал их формой, учебниками, ранцами, завтраками и обедами. Бесплатно завтракали и учителя.
И.В. Кобзарь принимал также активное участие в работе театра, действовавшего в Народном доме.
Он сам ставил отдельные спектакли и играл в них главные роли наряду с профессиональными актерами и режиссерами.
Так, он поставил спектакль «Темное пятно», направленный против расовой дискриминации, пьесу Гоголя «Ревизор», в которой сыграл роль городничего и другие спектакли, заметим, свободной мысли сочинения.
Когда же любительский народный театр преобразовался в профессиональный и пополнялся профессиональными режиссерами и актерами из центральных городов, Иван Васильевич закупил  необходимое оборудование, костюмы, бутафорию.
Здравоохранению И.В. Кобзарь также оказывает содействие: что отдает под женскую больницу свой жилой дом и уходит со своей женой Ольгой и тремя детьми жить в баню.
И все же, после революции, трагично сложилась судьба семьи Кобзарей. Сам Василий Георгиевич умер дряхлым стариком в скромном деревянном флигеле (ныне ул. Чернышевского, 54) в Саратове.
Иван же, сын его, и Олимпиада Голованова – передовая преподавательница литературы – не бежали из Балакова.
Капиталов к этому времени у Ивана Васильевича уже не было, но он был арестован как помещик, и представитель имущего класса Балаково.
От Ивана Васильевича жестко потребовали передачи капитала.
И.Т. Наумов, по прозвищу Ванька Культяпый, попытался даже выбить из него
капитал плетьми.
Оскорбленный И.В. Кобзарь покончил жизнь самоубийством.
Никто не защитил в трагический момент Ивана Кобзаря, лишь хоронил его весь город.
От коммерсантов - к технарям.
Итак,
Технический дуэт
Блинов и Мамин
В музее местном, краеведческом, можно увидеть пожарный насос начала XX века, произведенный на чугунолитейном механическом заводе Ф.А. Блинова. Федор Абрамович, известный более как изобретатель гусеничного трактора, организовал серийный выпуск пожарных насосов собственной конструкции приблизительно в 1887 году.
Как и Паисий Мальцев, Блинов — старообрядец, но победнее.
Родился в деревне Никольской бывшей Черкасской волости (ныне
Вольского района), успешно женился, «уводом», то есть экономно, на подходящей девушке.
А в 1888—1894  изобретатель Блинов построил два опытных образца гусеничного трактора с паровыми двигателями.
Впоследствии, на базе гусеничного движка, советские конструкторы создали знаменитую марку танка Т-34.
Шли годы упорного труда,  и закономерно, Федор Абрамович Блинов пришел к мысли о необходимости создания собственного предприятия, где он мог бы внедрять свои изобретения.
Таким образом, с первого предприятия Блинова (1883 г.), собственно, началась машиностроительная промышленность в Балаково.
Изобретение нового типа четырехтактного двигателя внутреннего сгорания, работающего на сырой нефти, дало право Блиновым открыть на рубеже XIX и XX веков новое производство - "Фабрика нефтяных двигателей и пожарных насосов "Благословение” П.Ф. Блинова”.
Фабрику Блинов-сын построил рядом с механическим заводом Ф.А. Блинова.
На заводе отца работало в 1900 году всего 25 человек.
А на фабрике сына было 150 человек.
Сохранившийся рекламный листок и письменные бланки информируют, что механик выделил в наследство младшему сыну новое производство, а старое завещал старшему.
Через месяц после смерти отца Порфирий Блинов закрыл его механический завод и все внимание сосредоточил на серийном изготовлении нефтяных двигателей и пожарных насосов.
Для строительства новых цехов нужны были средства, и пришлось залезть в
долги.
Кредит предоставил Блинову известный нам уже Анисим Мальцев — младший наследник купца-миллионера.
Первым в России, кто решился продолжить дело волжского механика, был муж внучки Блинова — обруселый немец Александр Августович Байхерт, уроженец города Сумы.
За два года он создал, на базе блиновских чертежей и эскизов, два своих проекта гусеничного трактора.
Один, как и блиновский проект, — с нефтяным двигателем, второй — с бензиновым двигателем, автомобильного типа.
Последний — более компактный, но сложный в изготовлении, так как невозможно было на заводе Задкова изготовить ряд узлов (аккумулятор, магнето и др.).
И тем не менее свою идею Байхерт поведал хозяину завода.
Тот категорически запретил "портить железо”.
Отказ строить гусеничный трактор глубоко возмутил механика.
Байхерт вместе с женой и семьей обанкротившегося Порфирия Блинова
переехал в 1913 году в Петербург, где они устроились инженерами-конструкторами на механический завод акционерного общества
"Л. Нобель и К°”.
На этом заводе Байхерт и, по-видимому, Порфирий Блинов участвовали в создании первых дизельных моторов для подводных лодок.
На заводе Ф.А. Блинова работал начинающий механик- Яков Мамин, будущая техническая балаковская знаменитость,
Но, после Пензенской выставки, Яков Мамин твердо решил заняться самостоятельно изобретательской деятельностью.
Он уволился с завода Блинова и вместе с младшим братом Иваном Маминым, открыл свою мастерскую.
В 1899 году братья Мамины взяли кредит.
Кредит в 22 тысячи рублей дал также известный нам В.Г. Кобзарь за то, что Яков Васильевич с братьями придумал колесный самоходный локомобиль с двухтактным двигателем завода "Нобель и Ко".
Маминский локомобиль через ременный привод крутил просорушку или веялку и самостоятельно ездил от одного гумна до другого.
В 1899 году на восточной окраине села Балакова, около хлебной площади, появился "Чугунно-литейный механический завод бр. Я. и И. Маминых”.
К этому времени Иван Васильевич закончил свое образование в Саратове, получив аттестат инженера.
Яков Васильевич, талантливый изобретатель-самоучка, ученик Ф. Блинова, к моменту открытия завода освоил кузнечное дело, литейное, слесарное и механическое производство, в своих технических поисках вплотную подошел к созданию двигателя внутреннего сгорания, собственной конструкции.
Именно под эту его идею и создавался завод братьями Мамиными.
Первые три года в мастерских завода ремонтировали сельскохозяйственный инвентарь, изготавливали запчасти к сельхозмашинам, производили мелкий ремонт различных механизмов, а однажды выполняли церковный заказ - отливали чугунные решетки для ограды церкви Иоанна Богослова (построенная на средства Кобзаря, увековечившего память своего предка, погибшего от руки Пугачева).
Все тесно переплетено, и капитал, и гений, и искусство, в Балаково, в фамилиях одних и тех же.
Но все это -  о созидательных силах города. Были и другие, замечательные в своем роде, представители разрушительной энергии.
Итак, Чапаевы и Пустота.
Чувашская семья Чапаевых— из бедняков, мастеровитых плотников и вояк.
В Сиротской слободе Балаково прошли  детские и юношеские годы Василия и Григория Ивановичей.
Остался в Балаково домик деревянный - скромный — теперь это дом-музея В.И.Чапаева.
Сам Василий Иванович в этом доме, впрочем, никогда не бывал. 
Хотя в советское время установили на доме мемориальную доску с надписью: «В этом доме с 1897 по 1913 год жил Василий Иванович Чапаев».
У семьи Чапаевых дом был просторнее этого— шатровый, на другом конце слободы.
Родители Василия Ивановича продали его и купили себе этот, маленький.
 Так вот, их дети - красные командиры Чапаевы.
Помимо Василия, прославлен в Балаково брат его, Григорий.
К началу Первой мировой войны был призван он в царскую армию, а впоследствии поддержал революционное движение.
В январе 1918 года после установления советской власти в Балакове Григорий Иванович избран первым военкомом города.
В ходе контрреволюционного мятежа 19 февраля того же года Григорий Чапаев был убит.
Восстание быстро подавлено, и уже на следующий день военком был с почестями похоронен на месте смерти.
Могила Чапаева уже через несколько лет после захоронений других революционеров превратилась в братскую, а само место на Хлебной площади (ныне 20-летия ВЛКСМ) стало символом борьбы за советскую власть в Балакове.
В 1957 году по проекту скульпторов Н. Г. Шашлова и В. Г. Курдова на могиле был установлен памятник погибшим.
Судьба легендарного комдива известна, пусть обстоятельства гибели и остались неизвестными.
Итак, что ж от Чапаевых осталось городу?
Пожалуй, боевая слава, колорит и память — в общем, нематериальные ценности.
Пустота нематериального.
Степной характер, вольница, революционная страсть, темперамент, а также бедность, нестяжание, нескладная личная жизнь, и анекдоты. 
А женщин будто и не бывало, в Балаково -  знаменитых, деятельных, славных чем-либо.
Полина ищет до сих пор, вдруг встретится такая, но безрезультатно.
 




Категория: Творческая жила. | Добавил: une (17.05.2012)
Просмотров: 1630 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0