Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

САРАТОВСКАЯ ОЙКУМЕНА.

Понедельник, 21.01.2019

Шнитке Альфред, мультикультурный музыкальный гений, постмодернист и музыкальное воплощение саратовской ойкумены. Текст : Ия Яковлева.

Сказочная быль рождения выдающегося музыканта в пене дней, тиши и скромности почти-саратовских степей, начала создаваться исподволь, издалека и даже из далёка.
Собственно даже фамилия его изначально будто псевдоним: она была подарена предкам композитора одним прибалтийским пастором, который, не имея детей, решился передать свою фамилию, Шнитке, в дар знакомой семье.
И, наверное, имел в виду не славу пастор,  а лишь осуществлял мечту, - не исчезнуть навеки сочетанию букв своего имени.
Отец  Альфреда, Гарри Шнитке, выходец из литовско-еврейской семьи, в 1926 году иммигрировал из Германии в Советский Союз. Мать, Мария Фогель, родом из поволжских  немцев, прибывших сюда в 18 веке по Манифесту Екатерины, католического вероисповедания, работала учительницей немецкого языка.
Альфред Гарриевич Шнитке (1934–1998) родился в Энгельсе 24 ноября 1934 года.


Учиться музыке начал в 1946 году в Вене, где его отец работал журналистом и переводчиком.
Альфред хотел не только научться играть, но и иметь свой музыкальный инструмент,  проявил инициативу.
Сложив отцовскую премию и продав собственную любимую коллекцию марок, купил аккордеон.
После чего, начав подбирать по слуху, довольно быстро выучился на нем играть.
Но поскольку фундаментальных музыкальных знаний не хватало, Альфред предпринял новый самостоятельный шаг.
Этажом выше жила учительница фортепиано Шарлотта Рубер, и он обратился к ней.
Таким образом, и, надо сказать, весьма поздно, с 12 лет, началось его музыкальное образование.
В квартире семейства Шнитке фортепиано не было, потому начинающий музыкант находил рояль или пианино где придется, например, в офицерском клубе.
Шнитке вернулись в Россию через 2 года, в 1948, но в Энгельс не поехали, поселившись в Подмосковье, в Валентиновке, дачном месте, в 40 минутах езды от Москвы (сейчас это район Мытищ).
Шарлотта Рубер же осталась в Вене, в прошлом, замены ей в Валентиновке не предвиделось, и тогда Альфред вновь проявил инициативу - договорился с администрацией местного пионерлагеря играть каждый вечер на аккордеоне на танцах.
Получилась  неплохая техническая практика, и соответствующий репертуар: танцы, песни, популярная музыка.
Не ресторан, но и не филармония.
Альфред закончил седьмой класс общеобразовательной школы, имея в активе всего лишь два года частных музыкальных уроков.
В лосиноостровской музыкальной школе ему как переростку посоветовали начать занятия по контрабасу, на что он согласился и начал настраиваться учиться.
И  вдруг в августе 1949 года, открылась новая возможность.
Кадры (то есть связи) как известно, решают все.
Отец Альфреда встретился с человеком, у которого был нужный знакомый - бухгалтер музыкального училища имени Октябрьской революции.
Этот добрый человек написал рекомендательную записку завучу, теоретику Б. К. Алексееву.
А завуч отправил молодого человека держать экзамен по сольфеджио и элементарной теории.
Таким образом, в возрасте 14 лет, не без помощи и протекции, Альфред Шнитке поступил на дирижерско-хоровое отделение Музыкального училища имени Октябрьской революции в Москве.
Тем временем семья Шнитке перебралась из Валентиновки в Москву, в район Сыромятников, на Садовом кольце, в коммунальную квартиру в многоэтажном доме из серого бетона.
После окончания училища, Альфред поступил в Московскую государственную консерваторию им. П. И. Чайковского, в 1958 окончил ее, а уже в 1960-м был принят в Союз композиторов.
В 1961-м он закончил аспирантуру при консерватории по классу композиции и занялся преподавательской деятельностью (инструментовка, чтение партитур, полифония, композиция).
За время учебы А. Шнитке успел жениться.
На Галине Кольциной, яркой и активной девушке.
Происходило все примерно так: летом 1955 года Альфред с Галиной и другом Аркадием поехали отдыхать на Черное море, в Хосту.
А осенью того же года Шнитке и Кольцина решили пожениться.
Брак был зарегистрирован 26 марта 1956-го года.
Галина Ивановна Кольцина в семействе Шнитке была принята благосклонно.
Особенно довольна была бабушка Альфреда, Tea Абрамовна, обращавшая внимание на национальный вопрос: мать Галины была еврейка, а отец - русский.
Жить молодые вынуждены были в  стесненных условиях: в  комнате около 12 кв. м коммунальной квартиры, без телефона, вчетвером, вместе с матерью и бабушкой жены.
Галина начала учиться на курсах звукорежиссеров телевидения, чтобы после окончания консерватории распределиться туда на работу.
Регулярно была занята по вечерам и приходила домой за полночь.
В то время как молодой муж, для досуга и заработка, вечерами у себя дома давал уроки, в том числе интересным молодым пианисткам.
Так что брак с Галиной Кольциной просуществовал недолго, 3 года, и не был безоблачным с самого  начала.
В жизни Альфреда появилась Ирина, пианистка из Ленинграда, и брак распался.
Галина продолжила работу на Центральном телевидении, где с 1967 года стала главным звукорежиссером.
После развода, который она переживала тяжело, Галина еще дважды выходила замуж.
И, когда неизлечимо заболела, Альфред приходил к ней в больницу, поддерживал деньгами.
Умерла Галина Кольцина 13 января 1987 года. На панихиду, с множеством людей, пришел и ее первый муж; и плакал.
Ирина Катаева-Шнитке, вторая жена А. Шнитке
вспоминает начало отношений так: "Мы познакомились с Альфредом в самом начале 60-х. Я приехала из Ленинграда, где окончила десятилетку при консерватории.
Музыка познакомила и соединила нас: мне нужно было продолжать образование, и моим репетитором стал аспирант Московской консерватории Альфред Шнитке.
Тогда он был женат, и я ходила заниматься к нему домой, в квартиру неподалеку от Ленинского проспекта.
В один прекрасный день он сказал, что заниматься со мной больше не может, потому что относится ко мне не просто как к ученице.
Но я вообще не хотела выходить замуж.
Таким образом мы встречались с ним несколько месяцев, а потом я решила, что все это пора прекращать.
Альфред обиделся и исчез, но через полгода мы увиделись вновь. Я уже училась в Гнесинском институте и позвонила ему - нужен был учебник по истории музыки.
Он попросил меня приехать к нему, а домой я вернулась уже вечером.
Тогда-то мы и поняли, что должны быть вместе.
Свадьбу мы сыграли в феврале 1961 года...»
Ирина родилась 14 ноября 1940 года,  в Ленинграде, отец ее занимал ответственный пост - был директором института авиационного приборостроения, а мать работала библиографом.


Учась музыке, начав рано выступать, с 6 лет, Ирина готовилась к карьере профессиональной пианистки, ее установка с юных лет - ни в коем случае не преподавать.
И не выходить замуж, раз уж это может помешать ее профессиональным интересам.
Нарушив свой обет,  став женой Шнитке, Ирина Катаева получила именно то, чего мечтала избежать.
Во-первых, ее фортепианные штудии не вязались с композиторской работой мужа.
Альфред нуждался в тишине.
Мог помешать не только сам факт ее параллельных занятий, но и ее традиционный фортепианный репертуар (Шопен, Шуман, Рахманинов), - ему надо было слушать много новой музыки.
Пришлось сделать выбор.
Ирина Катаева его сделала: решилась пожертвовать полностью своими профессиональными интересами, и пошла в учительницы. Психологически ей это было весьма тяжело, она, конечно же, старалась немного играть для себя на работе.
В  музыкальной школе № 7 города Москвы, сейчас имени P. Глиэра, ей было скучно, ученики не радовали.
Человек ищущий, творческий, она  нашла свой метод преподавания, привнесла в свои занятия душу, получая некоторое удовлетворение.
Навряд ли полное.
Взамен у Ирины Катаевой сложился счастливый супружеский союз с Альфредом: почитатели, друзья композитора уверены, что это был освященный брак, в котором Мастера, идущего сквозь тернии неисполнений, замалчиваний, очернений, роковых ударов,  охраняла и оберегала Маргарита - верная, любящая, прекрасная.
Все это в течение тридцати восьми лет и поныне..
Ирина на протяжении этих лет была не только (не столько) пианистка, но прежде всего женщина, умевшая и умеющая решительно все, что полагается жене гения: содержать дом, исполнять обязанности секретаря и архивариуса при своем муже, шить, вязать, организовывать советский, а потом новый зарубежный быт, преподавать, зарабатывать деньги, воспитывать ребенка, водить машину..
Поначалу, в первые 10 или даже 15 лет замужества у нее  сложился ненужный комплекс: жизнь идет впустую, она всего лишь жена Шнитке, а это еще не все, что ей необходимо.
Такой настрой проявлялся и дома.
Когда собирались гости -  сплошь художественная элита,- хозяйка старалась отстраняться от разговоров и в основном молчать. Альфред спрашивал о причинах депрессии, как будто бы не зная их.
Снимал синдромы профессиональной нереализованности своей жены, мог ей предложить одно —  записаться на телевидении, или в кино.
Только это не был зал консерватории, и не Шопен или Рахманинов, конечно.
Ирина Катаева стала непревзойденной исполнительницей сочинений своего мужа.
Как раз, к середине 60-х сложился индивидуальный стиль Шнитке в музыке.
Для его стиля, начиная со второй половины 1970-х годов, характерно совмещение современных композиторских техник на основе выдвинутой им самим концепции «полистилистики» (выдающийся музыкальный аналитик, Шнитке неоднократно публиковал свои теоретические очерки, в частности посвященные Шостаковичу и Стравинскому).
В соответствии с этой концепцией речь идет о выражении «нового плюралистического музыкального сознания», которое «в своей борьбе с условностями консервативного и авангардного академизма перешагивает через самую устойчивую условность – понятие стиля как стерильно чистого явления».
Как основные формы проявления этой тенденции выделяются принцип цитирования и принцип аллюзии (стилистического намека, игры в стиль).
Полистилистика разрешает и предполагает интеграцию «низкого» и «высокого», «банального» и «изысканного».
В этом стиле Шнитке работал до конца своих дней: включение «чужого слова» делало музыку более доступной слушателю, а публицистический пафос многих сочинений композитора усиливал это качество.
Кроме того, в произведениях композитора часто ощутимо «театральное» начало, возможно, идущее от его работы в прикладных жанрах и сообщающее музыке характер «звукового дизайна» – как бы комментария.
Критики отмечали как талант Альфреда Шнитке, так и невероятную трудоспособность.
Каталог произведений Шнитке включает 70 названий, не считая ранних сочинений и прикладной музыки. Среди произведений композитора: оперы - "Одиннадцатая заповедь" и "Жизнь с идиотом", балет "Лабиринты", оратория "Нагасаки", прелюдия памяти Д. Д. Шостаковича и др.
Шнитке много работал в кино:написал музыку к нескольким десяткам фильмов, в том числе-"Ты и я", "Восхождение" (режиссер Л. Шепитько), "Комиссар" (режиссер А. Аскольдов), "Экипаж", "Сказка странствий" (режиссер А. Митта), "Осень" (режиссер А. Смирнов), "И все-таки я верю" (режиссер А. Ромм), "Агония", "Спорт, спорт, спорт" (режиссер Э. Климов) и другим.
Быстро и легко досталась Шнитке и международная слава.
Премьеры его произведений всегда становились мировым культурным событием, их исполняли крупнейшие оркестры Европы и США под управлением величайших дирижеров современности.
Он являлся членом-корреспондентом Берлинской академии изящных искусств , Шведской королевской музыкальной академии, Баварской академии изящных искусств, был избран почетным членом Гамбургской академии изящных искусств.
А также удостоился премии "Триумф" - императорской премии Японии.
В то же время в российских музыкальных кругах всегда существовала довольна стойкая оппозиция Шнитке.
Многие считали его "ненастоящим" композитором, дутой знаменитостью, поднятым на щит Западом.
Шнитке много работал, порой спал по 3-4 часа в сутки. В июне 1985 года он уехал отдыхать в Пицунду, в Дом творчества кинематографистов, и именно там у него случился первый инсульт.
Одним из самых впечатляющих сочинений Шнитке стала  кантата "История доктора Иоганна Фауста" (1983).
Традиционный для европейской культуры образ чернокнижника, продавшего душу дьяволу за жизненное благополучие, раскрыт композитором в самый драматический момент его истории - момент кары за содеянное.
Демонстрируя зло, саму смерть в ярком жанровом облике современной эстрады, Шнитке продолжил традиции воплощения этих образов, уже существующих в искусстве.
Шнитке обобщает в кантате тему зла в своей музыке, добро и зло воплощают разные художественные средства, жанры,  борьба духовности, веры с пороком и безверием в образах, например, сонаты против шансона.
Такова общая идея.
Негативные образы у Шнитке вполне зловещи, но и обаятельны.  
Шнитке позволяет себе прием стилистического снижения - введения в кульминационный эпизод расправы над Фаустом танго.
А что из этого добро, что зло — надо послушать и услышать.
В 1990 году Шнитке переезжает жить в Германию.
Здесь он написал оперу "Жизнь с идиотом" (1991).
По тексту В. Ерофеева, и снова с танго.
А после Альфред Шнитке умер, в 1998 году.

Категория: Здесь сочиняли музыку. | Добавил: une (11.01.2012)
Просмотров: 2778 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0